Архитектура Венесуэлы

 

 

 

Начало статьи

 

 

 

>> след. >>

     Архитектура Венесуэлы
     
     В. Л. Хайт
     "Культура Венесуэлы", 1984

     
     
     В Венесуэле не сохранилось или не обнаружено значительных памятников архитектуры доколумбова времени. В период колониального владычества Испании территория страны находилась в отдалении от экономических и культурных центров Нового Света, поэтому в отличие от некоторых других государств Латинской Америки в ней почти не было монументальных произведений колониального зодчества.
     В Венесуэле барокко не получило такого развития, так в Мексике, Перу, Бразилии. Барочные порталы с богатой резьбой появились только к концу XVIII в. Жилые дома имели уютные озелененные внутренние дворы — патио, иногда окруженные аркадами с ярко окрашенными внутренними стенами. Среди зеленых холмов белели строгие прямоугольные в плане церкви с двумя симметричными башнями на плоском главном фасаде и с черепичными крышами. Главным украшением их интерьеров были плоские наборные или расписные деревянные потолки «артесонато».
     Крупнейшим памятником колониальной архитектуры является громадный собор на одной из центральных площадей Каракаса пласа Боливар. Он строился с 1664 по 1674 г. (архитектор П. де Медина; фасад — 1710—1713; архитектор Ф. А. де Менесес). Барочная церковь Сантисима Тринидад (1774) с тремя башнями на главном фасаде позже была переоборудована в Национальный пантеон (1904). При этом ее фасад переделан в стиле Ар Нуво с характерной для него прихотливостью линий.
     И сегодня целые кварталы старых городов имеют характер застройки колониальной эпохи, а традиции строительной культуры XVI — XVIII вв. и доныне живы в типологии зданий, планировочно-функциональных приемах и в архитектурных формах, особенно в провинции в индивидуальных жилых домах и в культовых сооружениях. Сохранилась и достаточно четкая граница между престижным строительством в городах и поместьях («ато»), с одной стороны, и примитивным, традиционным жилищем в индейских поселениях в льянос и близкими к нему по конструкции и облику постройками сельской бедноты — с другой.
     После завоевания Венесуэлой независимости представительное административное, церковное и частное строительство получило важный стимул для расширения и развития, однако в XIX в. значительных художественных успехов, как и в большинстве других латиноамериканских стран, достигнуто не было. И это не явилось случайностью или следствием молодости страны. Распространение идеологии «цивилизаторства» вместе с естественным для нации, недавно освободившейся от колониального ига, стремлением отречься от местной традиции колониального времени и от культурного наследия бывшей метрополии привело к обращению местных и приглашенных из-за рубежа архитекторов к новым иностранным течениям, в частности к английской неоготике. Ее формы были символически использованы в зданиях университета в Каракасе (конец XIX в.). Однако чуждые местной культуре и не приспособленные к природно-климатическим условиям страны, эти тенденции не утвердились в венесуэльской архитектуре.
     В конце XIX — первой половине XX в. в архитектуре Венесуэлы, как и всей Латинской Америки, но дольше, чем, например, в Мексике, Бразилии, Аргентине, Уругвае, господствовала претенциозная эклектика, воспроизводившая мотивы и стили самого разного происхождения: классические ордерные, готические, мавританские. Неоклассицистический характер был придан обширному зданию Национального капитолия (1872—1875; архитектор Л. Урданета). Сооружаются пышные памятники национальным героям. В официозной архитектуре страны, как и в Латинской Америке в целом, возродились традиции колониального периода. Под средневековую испанскую архитектуру стилизована круглая в плане арена для боя быков в г. Маракае (1931; архитектор К. Р. Вильянуэва). Сознательно пассеистский характер имел получивший высокую оценку мировой архитектурной общественности павильон Венесуэлы на Всемирной выставке 1937 года в Париже (архитекторы Л. Малаусена и К. Р. Вильянуэва).
     С 1930-х годов в стране начался экономический бум, вызванный быстрым ростом добычи нефти, а позже и других полезных ископаемых. Резко расширяется объем строительства, бурно растут города, особенно столица Венесуэлы Каракас. В центре Каракаса появились высотные здания банков, отелей, правительственных учреждений, а в прилегающих зонах — богатые индивидуальные дома и крупные жилые массивы для средних слоев населения. Но еще быстрее на окраинах и на склонах холмов в непосредственной близости от центра распространялись «ранчитос» — поселки бедноты: самодельные хижины и лачуги из жердей, старых досок, картона и жести.
     С 1937 г. приступили к разработке проектов реконструкции Каракаса, одновременно развернулось комплексное жилищное строительство. В 1947 г. была организована Национальная комиссия урбанизма и строительства, а через два года началось сооружение пространственно развитого ансамбля — Центра Симона Боливара в виде группы парадных площадей. Парадный въезд на авениду Боливара образует многоярусная площадь Эль-Силенсио с двумя симметричными высотными деловыми зданиями — «Башнями молчания» (архитектор С. Домингес). На площади Боливара в одном из первых современных жилых районов Каракаса установлен памятник Освободителю Венесуэлы Симону Боливару. Симметрия и осевое построение придали парадность ансамблям основных магистралей города, протянувшихся в широтном направлении.
     С этого времени прокладываются скоростные автомагистрали с развязками на разных уровнях, для устройства которых нередко удачно используется сильно пересеченный рельеф, в целом крайне затрудняющий строительство в городе.
     Особенно оригинально использован рельеф для создания на Тарпейской скале торгового центра «Геликоиде» (архитекторы Х. Ромеро и Д. Борност, начало 60-х годов). Скала опоясана спиралью автомобильной дороги, ведущей на вершину, увенчанную купольным выставочным залом. Туда можно подняться и по эскалатору. Вдоль дороги и под ней со стороны скалы сплошной лентой протянулись магазины. Этот уникальный прием очень современен и в то же время восходит к давним традициям террасного земледелия андских народов.
     Использование пересеченного рельефа придает большое своеобразие и новым жилым комплексам с многоэтажными зданиями, которые начали строиться в 50-е годы на месте старой застройки.
     В период диктатуры Переса Хименеса в демагогических целях были предприняты попытки ликвидировать трущобы. Законы предусматривали принудительное отчуждение недвижимости в городах для целей реконструкции и переселение ее владельцев и неимущих жителей в новые дома.
     Небольшой квартал в западной части Каракаса — Эль-Параисо застраивался в 1952—1954 гг. (архитекторы К. Р. Вильянуэва, К. Целис, М. Михарес). Он включает жилые дома различной этажности и сооружения культурно-бытового назначения. Район 23 Января на северо-западе Каракаса (1955; архитекторы К. Р. Вильянуэва, М. Михарес и др.) представляет собой гораздо более развитую структуру из четырех групп жилых домов с населением свыше 10 тыс. человек. Жилые дома разной высоты и протяженности расположились пологим амфитеатром на относительно ровном участке, контрастируя с мелкомасштабной застройкой окружающих старых кварталов. Этот характер нового района еще более последовательно выражен в комплексе Серро-Пилото (1954; архитекторы К. Р. Вильянуэва, Г. Бермудес и др.), где высотные пластины жилых зданий с подчеркнутыми горизонталями лоджий разместились на террасах крутого склона, с которого открывается вид на долину.
     В других городах страны велось более традиционное жилищное строительство — малоэтажное. В 1955 г. был запроектирован квартал Помона в г. Маракайбо (архитекторы К. Г. Гальдо и М. Банасерраф). Основная часть территории застроена сблокированными одноэтажными домами с внутренними двориками. Трехэтажные дома расположены вдоль автомагистрали и повернуты к ней торцами, акцентируя торгово-общественный центр квартала. Традиционный мотив в архитектуру жилых домов Помоны вносят солнцезащитные решетки, частично заменяющие остекление.
     

>> след. >>

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2012.

media56.ru

parkandfly.ru