Андрес Бельо: человек, мыслитель, эпоха

 

 

 

Начало статьи

 

 

 

  * * *

 

 

 

  * * *

 

 

>> след. >>

     Андрес Бельо: человек, мыслитель, эпоха
     
     А. Ф. Шульговский
     "Культура Венесуэлы", 1984

     
     
     Боливар и Бельо — эти два имени неразделимы в истории. Проходит время, и все яснее и глубже осознается, насколько тесно связаны жизни и судьбы двух великих венесуэльцев. Символично и исторически оправдано то, что пять стран — Венесуэла, Боливия, Колумбия, Перу и Эквадор, у истоков создания которых стоял Симон Боливар, носят названия боливарских. Эти же страны, а также Чили, объединенные договором «Андрес Бельо» (подписан в 1970 г.), ставят своей целью интеграцию усилий в области образования, науки и культуры.
     Хосе Марти с восхищением и любовью писал об Андресе Бельо, которого считал великим реформатором, «одним из отцов латиноамериканцев».
     Известный венесуэльский писатель и историк Мариано Пикон Салас, говоря о смысле и пафосе деятельности Бельо, находит очень точные и емкие слова: «Он открыл ранее изолированный испаноамериканский мир для взаимодействия с духовными и культурными ценностями других наций и сделал это с такой же решимостью, как и героические руководители войны за независимость сделали это в отношении политических контактов и связей этого мира с другими странами».
     Андрес Бельо (1781—1865) прожил долгую яркую жизнь, жизнь героическую в ромен-роллановском понимании этого слова. Свою славу он снискал не на полях сражений, а иными деяниями, о которых проникновенно пишет видный венесуэльский педагог, общественный и политический деятель Луис Бельтран Прието: «Бельо не был, как многие из его современников, призван судьбой уничтожать тиранию с помощью меча. На его долю выпала миссия сеятелей, которые идут за теми, кто выкорчевывает сорняки. Да, он шел за военными освободителями, сея семена культуры, создавая фундамент для независимой жизни народов, проводя в жизнь идеалы, которые воодушевляли освободителей».
     В биографии Андреса Бельо исследователи обычно выделяют три основных периода: каракасский (до 1810), лондонский (1810—1829) и чилийский (1829—1865). Они являются как бы вехами, помогающими выделить и осмыслить основные этапы духовного становления великого гуманиста, формирование его взглядов. Жизнь Бельо не богата внешними событиями. К нему в значительной степени применима формула: «его биография — это его труды». Большую часть жизни он провел в тиши кабинетов, в университетской аудитории, занимаясь педагогической и просветительской деятельностью, раздумывая о будущем молодых латиноамериканских государств. Но по своей интеллектуальной, духовной насыщенности внутренняя жизнь Бельо поражает глубиной и богатством. Его душа, его ум чутко впитывали и отражали всю сложность, противоречивость эпохи, не оставались безучастными к самым животрепещущим проблемам. Венесуэльский ученый Орландо Араухо справедливо подчеркивал, что Бельо был «как бы погружен в общественную жизнь своего времени, тонко улавливал исторические перемены, понимал их необходимость и никогда не отказывался в них участвовать».
     Поэтому нет ничего более несправедливого, чем утверждения тех, кто хотел представить жизнь Бельо как своего рода бесстрастное созерцание земных дел эрудитом и книжником. М. Пикон Салас, выступая против подобного подхода к личности Бельо, заметил, что люди современной эпохи видят в нем не статую, изваянную из мрамора или отлитую из бронзы, а человека «с твердой верой и непоколебимой волей, сумевшего пронести через бурную эпоху... через тяжелые испытания революции и изгнания те убеждения и идеалы, которые он сохранял в своем уме и сердце». Это справедливые слова.
     Только незначительную часть своей жизни Бельо прожил на родине, в Венесуэле, но эти годы оказали огромное влияние на формирование его личности, взглядов и убеждений. От своих родителей, высококультурных людей, Бельо унаследовал безукоризненную честность, бескорыстие, целеустремленность в достижении благородных целей, глубину и искренность религиозных убеждений. Он получил по тем временам прекрасное гуманитарное образование, блестяще окончив в 1800 г. университет. Уже в юные годы современников Бельо поражали разносторонность его интересов, глубина и основательность знаний. Он изучает классические и современные языки, занимается историей, философией, географией, интересуется сельским хозяйством. Большую известность в каракасском обществе Бельо снискал как талантливый поэт. Совсем еще юношей он занялся педагогической деятельностью, ставшей позднее делом всей его жизни. Среди учеников Бельо был и Симон Боливар, который впоследствии назвал среди своих первых учителей наряду с Симоном Родригесом и Андреса Бельо.
     Благодаря способностям и всесторонним знаниям Андрес Бельо, еще будучи совсем молодым человеком, сумел занять довольно высокий пост в колониальной администрации, что само по себе было из ряда вон выходящим событием: метрополия очень неохотно допускала креолов на такие посты. Однако Бельо меньше всего заботился о карьере чиновника. Его влекли салоны образованных креолов, где шли жаркие споры об американской и французской революциях, о философских идеях Просвещения и все громче звучали голоса в пользу права народов Южной Америки самим распоряжаться своей судьбой.
     В 1806 г. после возвращения Симона Боливара из Европы Бельо стал постоянным посетителем его дома, где читал свои переводы произведений латинских классиков и французских просветителей. Дружба Бельо с Боливаром в те годы очень знаменательна.
     Когда в апреле 1810 г. в Каракасе была создана хунта, провозгласившая свое право не подчиняться Мадриду, Андрес Бельо занял ответственные посты в администрации, созданной хунтой, стал главным редактором первой венесуэльской газеты. С этих пор он посвящает жизнь делу борьбы венесуэльского народа за свое освобождение.
     Авторитет Бельо среди венесуэльских патриотов был очень велик. Вот почему, когда хунта решила направить в Англию дипломатическую миссию, чтобы добиться по крайней мере благожелательного нейтралитета Англии в своем конфликте с Испанией, Бельо назначается секретарем миссии, в которую входили Симой Боливар и Луис Лопес Мендес. 10 июня 1810 г. он отплыл в Европу, чтобы больше уже никогда не возвращаться на родину.
     

>> след. >>

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2014. (10v)

media56.ru

parkandfly.ru