Живопись Венесуэлы

 

>> след. >>

     Живопись Венесуэлы
     
     Н. А. Шелешнева
     "Культура Венесуэлы", 1984

     
     
     Живопись всегда занимала в культуре Венесуэлы особое место, тем не менее, как пишет известный венесуэльский историк искусства Альфредо Боультон, «изучением венесуэльского изобразительного искусства занималась небольшая группа специалистов». Это Рамон Гонсалес де ла Пласа, чьи работы по колониальному периоду были опубликованы в Каракасе в 1883 г., Аристидес Рохас, Мануэль Ландаэта Росалес, Хесус Семпрум и Энрике Планчарт; позднее вопросы живописи нашли отражение в трудах Карлоса Мануэля Мюллера, Энрике Бернардо Нуньеса, Хосе Нисете Сарди, Хуана Роля, Хуана Кальсадильи, Перана Эрмини и самого Альфредо Боультона. Большой вклад в методологию изучения живописи Венесуэлы внесли и такие крупные ученые, занимавшиеся общерегиональными проблемами изобразительного искусства, как Джордж Кублер, Мартин Сориа, Эрвин Уолтер Пальм, Ангуло Иньигес, Хустино Фернандес. В советском искусствознании этой проблеме уделялось до сих пор самое незначительное внимание.
     История венесуэльской живописи во многом похожа на историю живописи других стран Латинской Америки. Особенно это относится к эпохе вице-королевств, когда почти все современные латиноамериканские страны были колониями Испании, а также к XIX в., когда молодые независимые государства избрали для себя в качестве эталона Францию. Несколько обособленно венесуэльская живопись существовала лишь в первой половине XX столетия, что было вызвано значительной изоляцией страны в период диктаторства Х. В. Гомеса.
     В свое время неоднократно высказывалось мнение, что «американская (имеется в виду латиноамериканская. — Н. Ш.) культура — единственная, которая в принципе игнорирует национальные и этнические крепостные стены». Действительно, при изучении искусства каждой из стран Латинской Америки обнаруживается множество черт общерегиональных. Это естественно, так как их объединяли язык, религия, общие корни европейской (в ее испанском варианте) культуры. Недаром уроженец Венесуэлы Освободитель Симон Боливар считал возможным создание Соединенных Штатов Латинской Америки, ибо у всех латиноамериканцев, говорил он, одна мать, лишь отцы разные.
     Тем не менее история латиноамериканского искусства свидетельствует и о том, что, несмотря на идентичность его развития в разных странах региона, в каждой из них оно приобретало национальное своеобразие. Несомненно, что на становление искусства в государствах Латинской Америки сильное влияние оказывали местные индейские культуры и степень их развития.
     В Венесуэле не существовало такой высокой индейской культуры, как культура майя и ацтеков в Мексике и Гватемале, инков — в Перу, Эквадоре, Боливии, чибча-муисков — в Колумбии. Это, кстати сказать, какое-то время беспокоило некоторых представителей искусства Венесуэлы XX в., стремившихся определить корни своей национальной культуры. Индейские племена, населявшие главным образом побережье и близко расположенные к нему острова Карибского моря, находились на довольно низком уровне развития; единственно, что дошло до нас, — сосуды, ритуальные фигурки, чаще всего символизирующие плодородие, и петроглифы.
     В начале XVI в. на территорию современной Венесуэлы испанцы принесли вместе с новым укладом жизни и религией и новое искусство. Отсутствие у индейцев каких-либо традиций в области живописи (за исключением геометрических орнаментов на сосудах и уже упоминавшихся петроглифов) повлияло на всю дальнейшую историю этого вида искусства страны. Живопись Венесуэлы, так же как Аргентины, Уругвая, Чили, всегда находилась под сильным влиянием европейской живописи. Как пишет в своей статье «Пробуждение художественного сознания» известный чилийский искусствовед Антонио Р. Ромера, в этих странах «туземные моменты всегда европеизировались».
     Первым дошедшим до нас произведением венесуэльского изобразительного искусства, созданным вскоре после конкисты, является принадлежащее руке анонимного мастера графическое изображение нескольких фигур на стенах основанного на о-ве Кубагуа монастыря Сан Франсиско. Но говорить о возникновении в Венесуэле живописи не приходится вплоть до второй четверти XVII в. Столь долгий по сравнению с другими странами региона застой в области изобразительного искусства объясняется тем, что до 1650 г. местные индейцы оказывали стойкое сопротивление испанцам в центре страны, а французские, английские и голландские пираты постоянно совершали набеги на прибрежные районы. К тому же испанские власти не особенно тревожились по поводу колонизации этих земель, единственным сокровищем которых был жемчуг, добываемый около о-ва Маргариты. Это влияло и на число поставляемых в Венесуэлу произведений изобразительного искусства, которые Испания отправляла в заморские колонии. Лишь к середине XVII в. между Венесуэлой и Испанией была налажена довольно прочная торговая связь, что сразу же увеличило приток в страну картин и гравюр с религиозным содержанием: метрополия заботилась о наглядных примерах для постижения местным аборигенным населением оснои христианского вероучения. К тому же среди отправлявшихся на поселения в новые колонии испанцев были живописцы, скульпторы, резчики по камню и дереву. Эти анонимные мастера явились первыми авторами художественных произведений, родившихся в Венесуэле. Колониальная венесуэльская живопись, как и все изобразительное искусство, не достигла тех высот, на которые поднялось колониальное искусство Мексики, Эквадора, Перу и некоторых других стран, где большую роль сыграли обученные европейцами индейские мастера, внесшие неповторимый элемент самобытности, заложившие основы для возникновения национального искусства. Тем не менее венесуэльская живопись колониального периода отличается своеобразием, особенно это относится к XVIII в., когда возникает Школа Каракаса, работы которой могут соперничать с такими школами, как Школа Мехико и Школа Куско.
     От XVII в. до нас дошли в основном полотна анонимных мастеров: как и средневековые живописцы Европы, местные художники не подписывали своих произведений. В истории искусства зафиксированы лишь считанные имена, например Томас де Кокара и Хуан Агустин Рьера, работавшие в г. Коро. Остальные в лучшем случае известны как «Мастер из Токуйо» или «Мастер из Трухильо».
     

>> след. >>

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2014. (10v)

media56.ru

parkandfly.ru