Венесуэльский театр

 

>> след. >>

     Венесуэльский театр
     
     Н. С. Константинова
     "Культура Венесуэлы", 1984

     
     
     В латиноамериканском театроведении достаточно прочно укоренилось мнение, что венесуэльский театр возник лишь после второй мировой войны. Мнение это ошибочно. Конечно, история театрального искусства и драматургии Венесуэлы на фоне театральных традиций таких стран, как, например, Мексика, Аргентина или Перу, вплоть до середины XX столетия выглядит довольно скромно. Однако было бы несправедливым на этом основании полностью предавать ее забвению. Напротив, объективный анализ современного состояния венесуэльского театра возможен лишь при условии исторического подхода. Общеизвестно, что театр, как всякий вид искусства, на каждом этапе своего развития обязательно так или иначе связан с предшествующим опытом.
     Исследователь культуры Венесуэлы, да и любого другого латиноамериканского государства, не может не учитывать влияния доколумбова культурного слоя. Многочисленные индейские племена, занимавшие к моменту прихода европейских завоевателей обширную территорию и находившиеся на самых различных ступенях развития, от первобытных общин до высочайших цивилизаций, оставили неизгладимый след во всех сферах материальной и духовной жизни Латинской Америки.
     В самобытное искусство индейцев доколумбовой Америки уходят корни будущего латиноамериканского театра. Венесуэльский исследователь Мануэль Перес Вила, автор книги «Театр колониальной Венесуэлы», пишет, что в языческих религиозных празднествах и ритуальных танцах коренных жителей страны были налицо элементы театрального представления. Некоторые из них в видоизмененной форме можно увидеть и сейчас в глубинных районах страны, где до сих пор живы древние традиции народного искусства.
     На протяжении XVI—XVIII вв. театральная жизнь колониальной Венесуэлы была очень скудной. Лишь изредка, с большими перерывами возникали труппы, которые обычно существовали очень недолго. Их репертуар составляли непритязательные комедии второстепенных испанских авторов и получившие повсеместное распространение в Латинской Америке в колониальный период «аутос сакраменталес» — аллегорические пьесы на библейские и евангельские сюжеты, использовавшиеся конкистадорами как одно из действенных средств обращения местного населения в христианство. Из-за отсутствия театральных помещений представления приходилось показывать под открытом небом. Иной раз на выбранном месте удавалось возвести матерчатые своды, что, несомненно, продлевало жизнь того или иного спектакля.
     Первый театр был построен в Каракасе в 1783—1784 гг. на средства частного лица, бригадного генерала Мануэля Гонсалеса Торреса де Наварро, и передан им в дар муниципалитету. Это послужило стимулом к дальнейшему развитию театрального искусства. Несколько лет спустя, в 1804 г., в стране было создано первое драматургическое произведение, текст которого сохранился, — пьеса под названием «Утешившаяся Венесуэла». Ее автором явился выдающийся ученый, писатель и мыслитель Андрес Бельо. «Если Боливар был освободителем континента, то Бельо явился его просветителем», — пишет Артуро Торрес-Риосеко.
     Силою обстоятельств подъем, наметившийся в венесуэльском театре на рубеже XVII—XVIII вв., оказался недолгим. С началом войны за независимость театральная жизнь колонии практически парализуется. В упомянутой нами книге Перес Вила знакомит читателей с эпизодом, известным как своего рода исторический анекдот. Боливар, отдавая распоряжения в ходе военных действий, приказывает своим подчиненным любой ценой раздобыть оружие, чтобы можно было бросить в бой новые войска. Вскоре ему сообщают, что поблизости найдены ящики с саблями. Однако когда их открыли, то там оказались всего лишь железные листы, заменявшие сабли в театральных представлениях. «Узнав об этом, — пишет Вила Перес, — Освободитель, вероятно, улыбнулся. Театр... Это казалось тогда чем-то таким далеким».
     Лишь в 1824 г., незадолго до провозглашения независимости, когда Каракас еще был оккупирован испанскими войсками, в жизни венесуэльского театра произошло событие, достойное упоминания, — состоялась премьера пятиактной трагедии «Виргиния», принадлежавшей перу национального автора Доминго Наваса Спинолы. И хотя действие трагедии перенесено в Древний Рим, в ней ощущались прямые намеки на переживаемый Венесуэлой переломный исторический момент. Антиколониальная направленность пьесы была очевидной и во многом способствовала ее успеху у зрителей. «Виргиния» стала первым драматургическим произведением, изданным в стране.
     Эпоха политических катаклизмов, завершившаяся после трудной и долгой борьбы достижением независимости, естественно, не могла пройти незамеченной и в истории венесуэльского театра. Прямым следствием важных событий первых десятилетий XIX в. явилось появление театральных произведений с острой социальной направленностью, успешно конкурировавших с такими популярными в те годы жанрами, как сайнете и сарсуэла (испанская оперетта). Героями сайнете чаще всего были колоритные фигуры венесуэльских метисов со свойственными им чертами характера, темпераментом и искрометным юмором. Своего рода образцом этого жанра стало произведение Рафаэля Гинанда «Разрыв», долгие годы не сходившее со сцены.
     Первым ярким эпизодом театральной жизни Венесуэлы в XX столетии явилась премьера спектакля по пьесе Леопольдо Айялы Мичелены «Забросив куклы», состоявшаяся в Каракасе в 1914 г. С этого произведения начался творческий путь крупнейшего венесуэльского драматурга первой половины нашего века. Им создана целая галерея запоминающихся персонажей — типичных венесуэльцев, говорящих на сочном народном языке, весьма далеком от литературной нормы. Наибольшую известность получили такие пьесы Айялы Мичелены, как «Волнение», «Любовь за любовь», «Обнаженные души», «Ответ другого мира», очень разные в сюжетном и жанровом отношениях, но связанные единым художественным принципом — максимально достоверным воспроизведением национальной действительности в самых различных ее проявлениях.
     Многие тенденции, характеризующие сегодняшний театр Венесуэлы, формировались именно в первой половине XX в. Уже тогда получила широкое распространение костумбристская драматургия, продолжающая и в наши дни играть заметную роль в театральном искусстве страны. Надо сказать, что венесуэльский костумбризм поначалу не лучшим образом отличался от того же направления в ряде других латиноамериканских стран, в первую очередь Аргентине, где он, за редким исключением, отражал национальную специфику через призму социального. Венесуэльские драматурги в большинстве случаев ограничивались воспроизведением чисто внешних элементов быта, нравов и обычаев, вне их связи с конкретным социально-историческим контекстом. «Не считая достойных похвал исключений, — пишет испанский театровед Суарес Радильо, — авторы, предшествовавшие современному поколению драматургов, ограничивались поверхностным и упрощенным изображением действительности. Они старались, скорее, развлечь людей, нежели заставить их думать».
     Исключения, о которых упоминает Суарес Радильо, составляли Виктор Мануэль Ривас, Анхель Фуэнмайор, Медардо Медина Фебрес и Луис Пераса. В их произведениях костумбризм сочетался с более вдумчивым анализом национальной жизни.
     

>> след. >>

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2014. (10v)

media56.ru

parkandfly.ru