Искусство, рожденное революцией

 

<< пред. <<   

     
     
     В начале 20-х годов Давид Альфаро Сикейрос приступил к росписи Малого двора Препаратории. Но из созданных им здесь произведений сохранилось лишь незначительное число. Как мы уже говорили, летом 1924 г. реакционеры разрушили росписи, и Сикейрос больше туда не возвращался. Неиспорченными оказались уже называвшаяся роспись «Стихии» (энкаустика, фреска «Призыв к свободе» и некоторые другие. В этих своих первых работах (кроме «Стихий») Сикейрос значительное внимание уделяет индейскому началу. Но уже здесь на первый план выступают те черты, которые в дальнейшем будут доминировать в творчестве мастера, — динамизм композиции и фиксирование внимания зрителя на руках. Руки становятся у Сикейроса главным идейным центром монументальных и станковых произведений. В них художник видел реальную силу человека-борца, человека-созидателя.
     Вся жизнь Сикейроса была посвящена активной политической борьбе, и живопись входила в нее неотъемлемой составной частью. С 13 лет художник связал свою жизнь с революцией. Через нее он приходит в начале 20-х годов в компартию, становится организатором и лидером революционного профсоюзного движения; в 30-е годы избирается президентом Национальной лиги борьбы против фашизма и войны, сражается на стороне испанских республиканцев; в 50-е годы на некоторое время становится секретарем ЦК Мексиканской компартии.
     Честный, бескомпромиссный человек, всегда боровшийся с косностью и филистерством, Сикейрос и в живописи отстаивал новаторские принципы: искал для выражения своих идей наиболее современные формы, экспериментировал с краской и техникой нанесения ее на стену.
     Большинство авторов подчеркивает, что огромное значение для Сикейроса имело его знакомство с Сергеем Эйзенштейном, которое состоялось в 1930 г. в г. Таско. Эйзенштейн снимал здесь кадры своего фильма о Мексике, а Сикейрос отбывал ссылку за участие в первомайской демонстрации. Влияние советского кинорежиссера на мексиканского художника сказалось прежде всего в смелых поисках новых форм, призванных отразить социальную суть искусства. Одна из самых значительных росписей, созданных Сикейросом в 30-е годы, — роспись здания профсоюза электриков в Мехико (1939). Сложная динамическая композиция охватывает зрителя буквально со всех сторон, заставляя его быть активным участником изображенных событий. Известно, что роспись была создана вскоре после возвращения художника из Испании. Она должна была стать обвинительным актом фашизму, жестокости войны. Действительно, при взгляде на роспись зрителя охватывает ужас: как в кошмарном сне, на него надвигаются чудовища в противогазах, льется кровь, сверкают сталью дула пистолетов и винтовок, горят дома, как страшные птицы, кружат самолеты. Произведение находится на грани реализма и сюрреализма, образы реальности смешиваются здесь с жуткими полубредовыми видениями. Жестокость гражданской войны в Испании, поражение республиканцев, наступление фашизма в Европе вызвали к жизни это произведение художника.
     Сикейрос создал в 30-е годы меньше росписей, чем его коллеги Ривера и Ороско. В то время он целиком отдавался общественной деятельности и свои эмоции выражал главным образом в станковых картинах, которые характеризуются монументальностью, динамизмом, выбором неожиданных приемов. Таково «Рыдание», созданное Сикейросом в 1939 г. Глубина отчаяния сконцентрирована художником в руках, полностью закрывающих лицо человека. Эти сильные руки с побелевшими от боли костяшками пальцев, сжатые в кулаки, по-новому, необычайно образно передают состояние человеческого горя. Наряду с лицом не меньшую роль играет рука и в «Автопортрете» (пироксилин, 1943» Музей изящных искусств, Мехико): выброшенная вперед и намеренно значительно увеличенная в объеме, она как бы призывает к действию.
     Руки в работах Сикейроса являются олицетворением могучей силы человека труда. Образ рабочего характеризует все творчество художника, его чертами наделены аллегорические и символические произведения мастера. В росписи (пироксилин) для Музея изящных искусств в Мехико, начатой в 1944 г. и оконченной в 50-е годы, Сикейрос передает образ «Новой демократии» через изображение могучего обнаженного женского торса с протянутыми вперед мощными руками, силящимися разорвать сковывающие их цепи. Созданная сразу же после второй мировой войны, эта роспись была символом нарождающейся после победы над фашизмом новой демократии.
     К сожалению, иногда мастеру не удается воплотить свой замысел в доступных народу образах. Чрезмерная усложненность изобразительного языка, не всегда оправданный динамизм композиции рождают произведения очень выразительные, но рассчитанные только на подготовленного зрителя. Тем самым росписи Сикейроса подчас теряют свое основное назначение — обращение к широким народным массам. Наиболее показательна в этом отношении роспись Онкологического института Медицинского центра в Мехико, озаглавленная художником «Апология победы медицины над раком» (1958; пироксилин). Тема борьбы с губительной болезнью, проклятьем нависшей над человечеством, трактуется Сикейросом весьма мрачно и пессимистично. Если еще вполне оправданными можно считать росписи мастера на здании Министерства финансов (1946, Мехико), названные им «Реакция и реакционеры», где в монументальных образах словно оживают персонажи гойевской графической серии «Капричос», то в росписях вестибюля Онкологического института использование зловещих оттенков вряд ли правомерно. «Мы содрогнулись, когда вошли туда, — пишет Л. Жадова. — Сразу подумалось о тех бедных больных, которые, попадая на лечение в это учреждение, должны пройти через это помещение. Невеселые, больше того, мрачные мысли вызывает роспись, расположенная сплошным фризом на трех стенах интерьера (четвертый представляет собой стеклянную стенку)... Огромный поток фигур, составляющих сцены гибели людей от страшной болезни и затем борьбы их с зловещими возбудителями этого недуга, проникнут безграничной, почти стихийной драматической силой. Мрачные изображения так и обрушиваются на зрителя и страшным грузом ложатся на него».
     Капиталистическая действительность и порождаемые ею ужасы, обличителем которых Сикейрос последовательно выступал в течение всей жизни, наложили отпечаток даже на такого стойкого художника, как он. С течением времени мастер все больше и больше усложняет язык своих произведений; порой экспериментирование становится самоцелью. Сикейроса занимают проблемы синтеза искусств. Начатые им в 50-е годы поиски в области синтетических композиций (здание ректората) привели художника к созданию в конце жизни сложного архитектурно-скульптурно-живописного комплекса «Полифорум», расположенного в одном из парков Мехико. Здесь усложненность изобразительного языка, многогранность и запутанность форм доведены до такого предела, что без длительного объяснения это произведение не сможет понять ни один зритель.
     Но наряду с такими работами в последние годы жизни Сикейросом был создан и ряд гармоничных росписей, воплощающих веру художника в возможность торжества на земле идей гуманизма. К ним относятся росписи госпиталя Де ла Раса («Социальное обеспечение рабочих при капитализме и социализме», политекс, 1952—1954) и Музея национальной истории в Чапультепеке («Мексиканская революция против диктатуры порфиризма», политекс, 1957—1960). В образах этих произведений Сикейроса восстают дух мексиканской революции, ее надежды и стремления.
     С именем Сикейроса связано развитие монументального искусства высокого идейного содержания, романтизация образа современного человека труда. Его живопись. всегда стремилась к выражению не столько чисто национальных идей, сколько идей универсальных, общечеловеческих.
     Искусство трех великих мексиканских мастеров, рожденное революцией, продолжает служить человечеству своей убежденностью в правоте гуманистических идеалов, активным отношением к жизни, умением образно и красочно отображать окружающую действительность. В сложной политической обстановке современной Латинской Америки искусство ведущих мастеров мексиканской монументальпой живописи является эффективным средством борьбы прогрессивных сил с реакцией.
     
     
     Комментарии:
     Калаверас — типично мексиканские образы, порожденные верованием древних индейцев, главным образом ацтеков, для которых смерть была частью жизни.

<< пред. <<   

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2012.

media56.ru

parkandfly.ru