Народное музыкальное искусство Венесуэлы

 

<< пред. <<    >> след. >>

     * * *
     
     Самую древнюю группу креольского музыкального фольклора Венесуэлы составляют трудовые, обрядовые песни, музыка, связанная с церковными и светскими народными праздниками, а также детский музыкальный фольклор.
     Детские песни Венесуэлы представлены теми же формами, что и песни детей всей Латинской Америки. Это считалочки, дразнилки, хороводные, игровые песни. Последние часто являются маленькими сюжетными сценками с пением и декламацией, разыгрываемыми в виде диалога между «ведущим» и «хором». Нередко они поются на два голоса — параллельными терциями. Структура их очень проста: обычная копла из 5- или 6-сложных стихов с эстрибильо (рефреном) или без него. Хотя в настоящее время в Каракасе и других крупных городах страны эти традиционные детские игры и хороводы с пением «почти исчезли и уже не украшают своим присутствием детство венесуэльских граждан», как констатирует Франсиско Тамайо, тем не менее в провинции они еще многочисленны. Аура Гомес в 1950-х годах опубликовала описание 50 детских игр и песен с вариантами, собранных ею в ряде мест только одного штата Лара. Многие из них распространены и в других районах Венесуэлы, в том числе в Каракасе; многие известны в других странах Латинской Америки и почти все зафиксированы в Испании.
     Сохраняются в Венесуэле — правда, уже немногочисленные — песни, сопровождающие различные трудовые процессы. На бескрайних просторах Льянос погонщики скота, пастухи-вакеро, перегоняя стада, поют протяжные, монотонные, но очень красивые песни — бесконечные, как сами Льянос. Специальные песни поют во время доения животных, при сборе кофе на склонах венесуэльских Анд. В сельских местностях, где еще сохраняются старинные трапиче — примитивные мельницы для выжимания сахарного тростника, приводимые в движение быками, рабочие, погоняя животных в их безостановочном движении по кругу, запевают соответствующие коплы, наполовину состоящие из характерных возгласов-понуканий. Кое-где в штатах Тачира и Яракуй можно услышать песни пахарей, идущих за плугом и подбадривающих медлительных волов; от этих песен, напоминающих своим мелодическим складом средневековые грегорианские хоралы, веет глубокой древностью.
     Весьма обширный пласт креольского музыкального фольклора Венесуэлы составляют песни, танцы, инструментальные пьесы, связанные с различными церковными праздниками, обрядами и приуроченными к ним народными играми и развлечениями. Эта музыка прочно входит в повседневный быт сельского, а отчасти и городского населения и отличается большой устойчивостью своих традиционных форм и жанров, которые являются общими для всей Испанской Америки: одни и те же строфы поют на одни и те же или очень сходные мелодии и в Венесуэле, и в Аргентине, и в Перу, и в Мексике. Сельское духовенство Латинской Америки не сохранило грегорианского пения, упадок которого особенно усилился в XVI в., но оно не приняло и культовой полифонии, находившей прибежище только в иезуитских миссиях и совершенно исчезнувшей после изгнания иезуитов из пределов Испанской империи в 1767 г. Другая музыка наводнила сельские церкви: молитвенные песнопения — орасьоны и росарио, хвалебные гимны в честь святых — алабадо, рождественские вильянсико и агинальдо, исполнявшиеся на мелодии, либо заимствованные из народной музыки, либо очень к ней близкие, т. е. музыка, некогда обслуживавшая католическую церковь Испании, но позже вытесненная культовой полифонией и уже ко времени завоевания Америки ставшая достоянием народа. «Грегорианское пение, — писал по этому поводу Карлос Вега, — никогда не существовало в Латинской Америке иначе как на бумаге, хотя оно часто упоминается в церковных архивах и различных отчетах. То, что в этих документах называлось canto llano (церковное пение. — П. П.), не было настоящим грегорианским пением. В лучшем случае это была смесь церковных мелодий с народными».
     Такую же смесь религиозного и светского в церковных праздниках и обрядах Венесуэлы отмечает Рамон-и-Ривера: «Венесуэльский народ, — говорит он, — воспитанный в католической религии, естественно и гармонично соединил свои традиционные обычаи, танцы и музыкальные инструменты с внешней обстановкой и ритуалом почитания его святых.) Постороннему странно видеть бубен и барабан в храме, чувственные движения танцоров во время процессий святого Бенедикта или святого Иоанна, представителей местной гражданской власти в парадной форме, возглавляющих шествие в день церковного праздника "Невинных младенцев", как и вообще множество сугубо мирских актов и действий вокруг религиозного культа, осуществляемых очень часто не только без одобрения, но и вопреки прямым запретам со стороны клерикальных кругов».
     С музыкальной точки зрения особый интерес представляет отмечаемый в мае жителями Нуэва-Эспарты церковный праздник «Поклонение кресту» (Velorio de Cruz). Он начинается пением Ave Maria, с торжественным звучанием которого причудливо сочетаются беспрестанное хлопанье петард, шипение бенгальских огней, ракет и прочие эффекты самодельной пиротехники, после чего праздник выходит из храма на улицы и превращается в своеобразный музыкальный фестиваль. Звучат куатро, бандолины, гитары; певцы демонстрируют перед публикой свое мастерство, исполняя фулии, хоты, малагеньи, поло (не имеющие, к слову сказать, ничего общего со своими испанскими прототипами); более опытные трубадуры предпочитают привлекать внимание слушателей децимами на музыку популярных галеронов; наконец, всегда окажутся среди присутствующих по крайней мере двое из местных знаменитостей — профессиональных канторес (поэтов-певцов), которые не упустят случая затеять «контрапунтео» — состязание в искусстве поэтической и музыкальной импровизации, что всегда вызывает живейший интерес многочисленной аудитории. Соперники по традиции обмениваются строфами, исполненными хвастливой бравады и высокомерного презрения по отношению к противнику. Первый начинает примерно так:
     
     Кто, скажите, тот певец,
     Что в углу скулит и плачет?
     С кем он больше схож — с ослом
     Или с хромоногой клячей?
     
     Второй в не менее красноречивой форме принимает вызов:
     
     Кто со мною вступит в спор,
     Не уйти тому живому;
     Пусть готовят катафалк
     Подвезти беднягу к дому.
     
     Победителя в этой продолжительной дуэли, а им оказывается тот, за кем остается последняя удачная строфа, увенчивают короной из живых цветов, и он пребывает чемпионом до следующего «контрапунтео».
     В ряде центральных штатов (Гуарико, Карабобо, Кохедес, Яракуй, Лара, Португеса) во время церковной службы «Поклонения кресту» прихожане поют не Ave Maria, а особые молитвенные песнопения, называемые «тоно». Их поют хором a cappella, а иногда в сопровождении куатро, на три голоса, в свободной контрапунктической манере. Ведущим голосом является средний — он называется guia, или alante; ему контрапунктируют верхний (falsa, или contralto) и нижний (tenor), образуя достаточно развитую полифоническую ткань.
     Эти тоно — уникальное явление в народной венесуэльской музыке, живая реликвия, пережиток, по всей видимости, той культивировавшейся в иезуитских миссиях вокальной полифонии, о которой было упомянуто выше.
     

<< пред. <<    >> след. >>

 

 

(c) Культура и быт народов 2009-2012.

media56.ru

parkandfly.ru